Живая Кубань

141 подписчик

Свежие комментарии

  • александр пасечник
    ...главное не Ввозить из из АРМЕНИИ..их и так у нас дохрена..Российская авиако...
  • галина
    У таких преступлений не должно быть сроков давности.Следствие прекрат...
  • Александр
    Госслужба стала кормлением, а не служением народу.Доход главы Роспо...

Отнятое детство: новороссиец Сергей Шелепень вспоминает годы оккупации

Отнятое детство: новороссиец Сергей Шелепень вспоминает годы оккупации

Отнятое детство: новороссиец Сергей Шелепень вспоминает годы оккупации

С душевной болью и слезами на глазах вспоминает Сергей Владимирович свое детство, которое пришлось на Великую Отечественную.

- Войну я хорошо помню, - говорит он. - Все началось с проводов моего отца-героя Владимира Сергеевича Шелепень, белоруса по национальности, рожденного в Сибири, в Забайкалье. Я его провожал один, мама и бабушка прощались дома - не хотели идти на сборный пункт, не хотели слез. Я чувствовал, что отца больше не увижу. Так и произошло – он погиб на фронте в октябре 1944 года. Смерть отца мы переживали очень тяжело, но такое горе тогда поселилось почти в каждой семье. У мамы было три сестры, их мужья ушли на войну, а вернулся лишь один из них. Вот такая семейная «статистика».

Когда фашисты вошли в станицу Славянскую, он приказали всем, кто жил у реки, уйти из своих домов, так как это была «линия фронта». Семье Шелепень пришлось попроситься жить к знакомым. Односельчане с пониманием относились к оставшимся без крыши над головой и принимали их.

- Когда перестрелки были, - рассказывает Сергей Владимирович, -прилетали снаряды и в наш, и в соседские дворы. Конечно, при обстрелах мы прятались и сидели в окопах.

Мне хотелось возмущаться и негодовать: зачем фашисты пришли на чужую землю и жгли, терзали снарядами и топтали ее своими погаными сапогами? Она - наша любимая, единственная - стонала и выдерживала эти пытки вместе с моим прекрасным советским народом. Слезы душат и сейчас, и навсегда во мне сохранилась эта ненависть к фашизму. А сколько детей погибло! Сколько осталось сиротами!

Детские воспоминания не стерлись из памяти Сергея Владимировича. С годами они наоборот становятся ярче. остались у меня очень яркие.

- Я попал под оккупацию, когда мне было 9 лет, и потому я хорошо помню, как после боев на улицах оставалось много обмундирования, патронов и всяких других вещей. Как мальчишку, меня это очень интересовало, и однажды я нашел наш, советский, противогаз и обрадованный притащил его домой. Если бы я знал, чем все это кончится, то ни за что бы этого не сделал.

Как-то к ним в дом вошли два румына с автоматами - искали партизан. Один из них увидел этот противогаз, взял его в руки. Другой - наставил винтовку на мать Сергея.

- Держит палец на спусковом крючке и орет что-то. Мы, конечно, все очень испугались, не могли слова сказать. Как оказалось, самой храброй была у нас бабушка. Она начала объяснять, что в доме никого нет, и напрасно они шумят. В это время другой стал осматривать комнаты, шкафы, вешалку и увидел шляпу моего отца - учителя математики. Румын показал пальцем на шляпу и говорит другому: «О! Профессор!». Тут они успокоились и ушли, а шляпу мы потом держали всегда на виду - на всякий случай.

Помнит Сергей Владимирович и другой случай из военного детства:

- Мой младший брат, которому и года не было, лежал в колясочке. Однажды открывается дверь, и заходит немец. Заходит не как завоеватель, а с застенчивой улыбкой. Достает из кармана фотографию и говорит: «Их арбайтер, а это мой киндер». Оказывается, он рабочий, и у него дома такой же ребенок. И на ломаном русском говорит: «Война плохо. Плохо война. Война - очень плохо». Это было очень удивительно. Через много времени я осмыслил этот случай и пришел к выводу, что не все немцы одобряли фашизм. Больно, что сегодня он снова кое-где «в моде», как на Украине произошло. Я со многими украинцами дружил и на Украине бывал. Общался с ними - нормальные люди. А потом, когда бандеровцы захватили власть, что стало в Украине? Больно слышать, что там происходит..

Только совладав с эмоциями, он продолжает рассказ:  

- В день освобождения от фашистов в марте 1943 года по станице пронесся слух, что пришли наши, советские, войска и можно возвращаться в свои жилища. Конечно, наши воины обращались с нами хорошо, давали нам консервы и другие продукты. Однажды к нам попала бутылка американского сгущенного молока: советские солдаты видели, что у нас маленький ребенок, и передали нам ее. Мама подкармливала моего младшего брата-грудничка.

Сегодня головы детей войны посеребрила седина – жизнь идет и продолжается в детях, внуках и правнуках.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх