Живая Кубань

144 подписчика

Свежие комментарии

Андрей Лихолет из Брюховецкой: короткий боевой путь и долгий плен

Андрей Лихолет из Брюховецкой: короткий боевой путь и долгий плен

Андрей Лихолет из Брюховецкой: короткий боевой путь и долгий плен

Дочь участника войны Татьяна Большакова из Белореченска поделилась с нашими читателями своими воспоминаниями об отце Андрее Алексеевиче Лихолете.

«Папа родился 18 августа 1918 года в хуторской многодетной семье. В мае 1941 года, в свои 22 года, он окончил Московское артиллерийское училище, приехал в отпуск на хутор и сделал предложение Раисе Заруба выйти за него замуж. Но свадьбе не суждено было состояться. Буквально через несколько недель началась война. Андрея сразу же призвали на фронт. Он был назначен командиром батареи 47-го артиллерийского полка. Его батарея в составе 235-й стрелковой дивизии была направлена на сдерживание главного - Лужского направления наступления немцев на Ленинград. В это время там развернулись яростные и особо ожесточенные бои. Часто бойцы и командиры не имели даже небольших пауз - сражения длились сутками, нередко доходили до рукопашных схваток.

Я сейчас частенько пересматриваю фильм «Лужский рубеж», где фоном для художественного повествования стали советские и немецкие документальные съемки. Вот там-то явственно проступает весь ужас этого кровопролитного сражения. Смотрю и думаю: как же страшно было папе, молодому лейтенанту, в этих сражениях!

Каким мужеством и отвагой должен был обладать командир, чтобы бойцов вдохновлять на подвиг и не сдать рубежи!

Самыми тяжелыми для защитников Луги были 21 и 22 августа. Гитлеровцы перерезали шоссейную дорогу на Ленинград, поэтому снабжение наших войск боеприпасами, медикаментами и продуктами прекратилось. А 27 августа отец уже получил приказ командования отходить, так как силы противника намного превосходили наши. Стрелковый полк и батарея, которой руководил мой отец, отчаянно оборонялись, когда фашистам удалось окружить их. И вот бойцы и командиры без боеприпасов, без медикаментов оказались в полном отрыве на этом Лужском участке, но продолжали прикрывать небольшой островок на реке Луга. Так продолжалось почти полмесяца. К 15 сентября из Лужского котла вышли не все… Было много погибших, многие попали в плен. Среди них был и мой отец.

С начала октября 1941 года для отца начались ужасы плена… Сначала это был лагерь «Дулаг-320», который представлял собой просто пространство голой земли, обнесенное колючей проволокой, в которое сгоняли пленных. Не было ни настилов, ни навесов. Пленные в октябре 1941 года сидели на сырой земле, а потом на снегу и грелись, прижавшись друг к другу. Их практически не кормили. Из-за антисанитарии в лагере свирепствовала дизентерия. Люди умирали от истощения и болезней.

В ноябре Андрея Алексеевича вместе с другими пленными офицерами перегнали в Германию, в концлагерь Хаммельбург, который находился на севере Баварии. Для пленных офицеров других стран условия содержания в лагере были более-менее сносные, для русских офицеров - ужасающими. Мне трудно даже представить, что испытал отец и его товарищи, находясь в плену четыре долгих и мучительных года! Его и других военнопленных освободили из лагеря Хаммельбург в апреле 1945 года. Он не знал, что в феврале 1945 года в селе Рампиц под Бранденбургом погиб его отец и мой дедушка Алексей Селиверстович Лихолет, что четыре его брата - Петр, Николай, Александр и Константин - продолжали сражаться с гитлеровцами. Обо всем этом он узнал только после окончания войны.

После освобождения из плена моему отцу пришлось пройти долгую спецпроверку в фильтрационном лагере. Лишь в июне 1946 года ему было возвращено офицерское звание, и его наградили медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Помню, как он очень дорожил этой единственной наградой. Для него было важно, что Родина не считает его дезертиром, что его короткий боевой путь, его вклад в Победу был оценен.

В июне 1946 года Андрея Алексеевича направили служить офицером в Новороссийск, но его здоровье было подорвано. У него открылась язва желудка, поэтому уже в августе 1946 года его комиссовали из армии по состоянию здоровья.

Отец вернулся на малую родину, женился на своей невесте Раисе, которая провожала его на фронт, и стал работать инженером, а затем учителем и завучем в Брюховецкой школе №1. Казалось бы, живи и радуйся! Но болезнь не отступала: сказывались отголоски войны, плена, и врачи оказались бессильны. В возрасте 47 лет 1 апреля 1965 года мой папа ушел из жизни.

Нет уже в живых и мамы - тоже ветерана войны. Но мы, их дети, свято чтим память о них. Сейчас я пишу книгу «Моя родословная», в ней нашли отражение рассказы о моих родителях, участниках Великой Отечественной войны, размещено много фотографий разных лет. Здесь же  рассказы о моих родственниках, тоже фронтовиках.

На день Победы я, мои дети и внуки несем портреты всех родных и по папиной линии, и по маминой в колонне «Бессмертного полка». Это наш долг. А еще я горда и счастлива, что их портреты размещены на районной Стене Памяти в ст. Брюховецкой. Когда я приезжаю на малую родину, то всегда иду к Стене и кладу цветы, отдавая дань памяти и моему папе, и моим многочисленным дядям и тетям, защитникам Родины. А ко Дню Победы мы получили в райсовете ветеранов таблички «Участник Великой Отечественной войны», которые прикрепили на могилах своих героев.

Я хочу поблагодарить всех работников Брюховецкого районного Совета ветеранов за память об умерших ветеранах Великой Отечественной войны, которую они хранят, за уважение к ныне живущим фронтовикам самой страшной из войн».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,